Подпишите обращение!

Русский Донбасс: о референдуме в Москве (ФОТОРЕПОРТАЖ)
3
action_directe9
Разговор о том, что жители Донецкой и Луганской областей, отсутствующие на Родине, могут проголосовать в Москве, велся как-то тихо. Не было усиленного пиара, листовок, призывов от "лидеров общественного мнения", опросов на каком-нибудь "Эхе Москвы", заявлений - в общем, всего, к чему я привыкла в политической жизни России. Что-то про это упомянул только "Лайфньюс", а потом я случайно в новостной ленте увидела одно единственное сообщение в группе "Анимайдан". И, разумеется, решила сходить. Тем более, проголосовать на референдуме собрался наш товарищ Артем из Луганской Народной Республики, ранее приехавший к нам на "Украинский съезд".

Я договорилась встретиться с Артемом после полудня, в районе метро "Новокузнецкая". Но уже в пути, спасибо метрошному wi-fi, обнаружила, от безделья перебирая новости, что место сбора перенесено на "Студенческую". Нагуглив подтверждение, мы с Артемом отправились до места дислокации - Киевская улица, дом 21 :) Над названием улицы иронично поулыбались.

Переходя с ветки на ветку, мы сели в вагон до нужной станции. И вот тут-то меня и начало удивлять окружающее.

Привычно, автоматическим московско-метрошным взглядом оглядывая вагон, я стала замечать нетипичных для столицы людей, и самое странное здесь, в вагоне, их было большинство. Чем они отличались? В них не было высокомерного столичного гонора.одеты они были просто, но опрятно, на одежде и сумках почти у всех были георгиевские ленточки. Прислушавшись к их разговорам, я услышала характерный южно-русский говор и тут всё сразу стало на свои места. Стало понятно, откуда эти люди и почему мы едем с ними в одном вагоне.

Естественно, на "Студенческой", две трети вагона встало и вышло, туда, куда указывал "Выход в город: к улице Киевской". Стоит отметить, что не один вагон, а люди со всего состава.

Разбираться "куда идти" не пришлось. Потому что туда шел поток, и небольшим ручейком шли люди оттуда. Со всех сторон звучали, что называется, хэштеги моей интернет-реальности: "А в Мариуполе... А Славянск... Мрази, как посмели... Одесса... Донбасс... и т д".

Если честно, когда мы подходили к месту, я еще не знала, что изначально СОВСЕМ не поняла, куда приду. Что может у российского нацбола (ну или просто гражданина) ассоциироваться с неким "избирательным участком"? Казенное здание, небольшая очередь, парочка журналистов, будки эти, урны, тетки. На подходах-то, все было ожидаемо - полицмэны, гаишники, перекрытия, скорые, пожарные, заграждения - а вот после поворота к 21му дому уже нет.

Вверху, под хмурым московским небом, на фоне какой-то шиномонтажки/ангара/стройки/черт-знает-чего возвышалась площадка на открытом воздухе. С флагами Донецкой народной республики.

7

К данному возвышению был проделан какой-то хлипкий (даже по сравнению с микроскопическим московским митингом) коридорчик из ограждений, и толпился народ - бабушки, женщины с детьми, приходящие/уходящие люди - и ничего ясно. А поскольку ничего не было ясно, я даже фоток толком нормальных не сделала. Оставалась мысль - сейчас, значит, товарищ Артем пройдет через рамки, проголосует, а потом осмотримся. Время было - начало второго дня.

Но до смертного одра знакомый, типичный сотрудник из разряда "Дорогие граждане, не мешаем проходу граждан", посоветовал нам становиться в очередь. Очередь и очередь - ну, много народу, сотня точно, решила я. Пока мы не завернули за угол и не увидели вот это:

1

Артем, по-моему, сразу все понял, и пошел искать конец очереди,  я махнула ему рукой и решила попробовать сфоткать то, что вижу, со всех сторон:

3

Видя людей, которые пришли самостоятельно, не смотря на смену места сбора, совершенно мирно и сосредоточенно, без рекламы, денег, печенек и прочего, я, конечно, удивилась. Кто-то доставал флаг Донецкой Народной Республики (под аплодисменты окружающих), кто-то общался, кто-то фотографировал, а кто-то фотографировался с казачьими войсками:

2

Поудивлявшись, я двинулась вдоль забора, за которым зеленые деревья, того, который вы видели на предыдущих фотографиях. И совершенно опешила. Очередь не кончалась. Она условно делилась на небольшую дорогу напротив шлагбаума (для выезда машин из автосервиса/парковки). Забор - шлагбаум -  крытая парковка (на фото ниже начало очереди после шлагбаума).

11

Здесь тоже обнаружился флаг ДНР:

5

Пройдя до конца парковки к (по виду) бизнес-центру, обнаружилось, что люди продолжают идти и стоять. Чуть ли не до Киевского вокзала.

4

Ну а вот, в очереди нашелся товарищ Артем.

6

Постояв и пообщавшись, я отправилась снимать народ:

8

Его становилось больше и больше:

12

В какой-то момент, подозреваю, что из-за "предъяв" майданутых ненавистников, люди решили показывать свои украинские паспорта на камеры - чтоб их не считали "постановой". Эта традиция будет соблюдаться весь вечер, мы к ней еще вернемся в разных частях очереди:

9

10

Еще одна "традиция" - искать земляков. Люди из Донбасса, приехавшие на заработки или по каким-либо причинам здесь остановившиеся,  внезапно нашли друг друга в огромной Москве и обнимались, слово братья.  Они обменивались телефонами, новостями, хлопали друг другу - и по плечам, и в ладоши, писали названия своих родных городов на листочках... В закоулке столицы России их внезапно сплотила вера в лучшее для своей земли, сплотило горе Одессы и Мариуполя, сплотило желание справедливости и решимость выступить против прозападных убийц-олигархов.

13

Люди были очень разные, но честные, простые и позитивные.

14

15

16

Тем временем медленно наступал вечер, но очередь не уменьшалась. Звучали лозунги, единодушно отправлялась на вилы хунта, весточки с Юго-Востока шепотками ползли от начала референдума до вновь прибывших... Майданутые, видимо, по-прежнему продолжали исходить желчью, и новые партии людей с улыбкой показывали паспорта.

17

18

19

Люди, на самом деле, были абсолютно открыты - они не прятали лица и сами желали высказаться. Не смотря на то, что некоторые уже стояли часа четыре.  По навигатору на смартфоне я примерно прикинула, сколько занимает очередь в метрах. Показало больше километра.

20

21

К вечеру "очередь за шлагбаумом" по длине оставалась неизменной, но стала значительно шире:

22

И относительно новоприбывшие вновь показывают свои паспорта:

23

Пожилых людей, инвалидов, семьи с детьми - пускали в начале очереди. При этом туда обращались не все - Донбасс решал сам. Для себя.

24

Периодически перед народом проходили земляки с флагами или лозунгами:

25

Подъезжали/уезжали СМИ.
26

27

А это "голова очереди", время - восьмой час вечера. Люди, перед тем, как зайти на референдум, показывают журналистам паспорта, ликуют, несут цветы:

28

29

Артем из Луганска, отстоявший в очереди с 13.00 до 20.00 проголосовал. В тот момент, когда мы уходили, очередь не становилась меньше.

30


Ближе к вечеру, на тротуаре перед очередью, стали появляться любопытствующие москвичи. С учетом того, что близ "Студенческой" стоят, в основном, дорогие образцовые "сталинки", публика была соответствующая - разглядывали людей разве что не через лорнет, при вечернем променаде. Напротив меня давала эфир корреспондентка "Дождя", оператор, снимавшая ее на камеру, была с таким выражением лица, словно находится в общественном сортире. "А эта что скажет?" - недружелюбно сощурился серьёзный, пролетарского вида донбасовец. Слышно было, однако, плохо, но сказать что-то против - значит откровенно лгать.

Хочется сказать коротко о самом народе, который стоял в очереди. Подобного единодушия, взаимовыручки, поддержки, я не видела, наверно, никогда. Обрывки телефонных разговоров: "Мы проголосовали! А вы там держитесь! Бабушка, нас здесь столько, что и Донбассу голосовать не нужно!" - шутил молодой человек. "Кто? Лёшка? Наш Лёшка поехал в Славянск помогать?" - восторженно удивлялась молодая девушка. "А дед-то куда? Дед куда? Там бои идут!" - возмущалась женщина. "Кстати, а проголосовать он успеет? - неожиданно она сменила тон на обеспокоенный. "Да что ж вы там мнетесь, в Харькове? - злился мужик. - Одессу вспомни, вас как котят перебьют!"...

Где-то ближе к началу очереди, один работяга начал скандировать "Смерть Турчинову! Смерть Яценюку! Смерть Ярошу! И Юльке... - тут он задумался. - Юльку надо придушить этой косой ее уродливой!". К мужчине аккуратно подошли два человека в штатском, видимо пытаясь угомонить, пригрозив вывести из очереди. "Что? Я никуда отсюда не уйду, пока не проголосую! Вот мой паспорт украинский! Это мое народное мнение, а кто вы такие, я вообще не знаю!". "Да, мы народ - подхватила очередь. - Они нас убивают, как нам относиться к ним?". Мужчины в штатском отступили. Донбасс никто не ставил на колени, да.

Дружные, простые, трудолюбивые люди - это и есть та самая Новороссия, которую они решили создать сами, отделить от подростков-убийц, укров с их "эувропейскими кончитами" и ахметовых с коломойскими. Своей собственной волей.

Сегодня, 12 мая, выяснилось, что народным большинством жители Донецкой и Луганской областей проголосовали за Республику.

 По-другому быть не могло.

Контра

Севастополь - русский город!
3
action_directe9
В Москве, у станции метро "Новокузнецкая", состоялся пикет партии "Другая Россия" в защиту Русского Крыма. Держали растяжку - "Севастополь - русский город!"



DSC_0769

В целом пикет проходил позитивно

DSC_0779

Люди останавливались, брали листовки, покупали газету, спрашивали о Партии

DSC_0788

Пикет посетила журналистка "Голоса России", Саша Куркин дал интервью

DSC_0811

На одном из флангов, в общем, это смотрелось так :)

DSC_0799

На другом фланге в это время подходили заинтересованные дедушки


DSC_0804

DSC_0807

Обычные работяги

DSC_0810

Интеллигентные женщины

DSC_0892

И молодежь

DSC_0850

Какая-то московская пара остановилась напротив и стала обсуждать ситуацию в Севастополе.
Женщина нас поддерживала, мужчина был настроен скептически.

DSC_0858

Проходившая мимо бабуля, услышав часть спора, стала вправлять мужчине мозги.
"Севастополь - русский, кому это не понятно? Ребята - молодцы"

DSC_0860

Еще одна пара спрашивает, где взять листовки

DSC_0893

А вот сочувствующая парочка встала с нами сфотографироваться. По очереди)))


DSC_0829

DSC_0827

DSC_0831

 После чего, взяли наши контакты и агитацию.

Фотографировали нас и бабушки с плашетами и девушки со смарфонами)

DSC_0839

Туристы

DSC_0846

Прохожие

DSC_0862

И вообще, как сказал один товарищ "Да мы тут как на фотосессии")).
Это на самом деле отлично. Потому что гаджеты с возможностью фотосъемки есть практически у всех. Фотографировавших было очень много - и каждый куда-то выложит эту фотку или кому-то покажет. "Цепная реакция" агитации в действии.

DSC_0853

Наблюдали за сим действием полицейский и опер. На фото - они подошли к организатору пикета Денису Кудрявцеву.

DSC_0876

А у метро, меж тем, затесалась контрпропаганда в каком-то расово хохлятском обмундировании.  "Бандеееровец" - ехидно хихикнула Лена Гангрена.

DSC_0885

Обратная сторона пикета))

DSC_0821


В целом, хочется сказать, что очень чувствовалась народная поддержка. Бодрый позитив по обе стороны растяжки.

"Анчоусы, быдло, зомби" - это сленг либералов - они ненавидят народ, народ ненавидит их.

Нас же народ понимает прекрасно.

Утром мэрия, днем агитация
3
action_directe9
Сегодня с Сергеем Фомченковым посетили, как организаторы Марша 15 февраля, Департамент Безопасности г Москвы, который занимается в том числе и согласованием митингов, где беседовали с зам. нач. департамента - Олейником. Всё в комплексе - Вождь уже подробно написал у себя в ЖЖ: http://limonov-eduard.livejournal.com/432232.html

Легкий Ад, или суета в Мэрии - действительно творятся - это и звонки нам, организаторам (изначально г-н Майоров - начальник департамента, общался  только с "Интерфаксом", и, как организатор митинга, я узнала о их решении случайно, в новостях), "специфические звонки" с уточнением места сбора... В общем, беспокоятся.

А мы - нет. Мы, в конце-концов, только представители народа, которому нужна Справедливость. Народ же, готовый выйти на акцию,  отвечает на вопрос Лимонова - "а что бы Вы решили ?" вполне однозначно, о чем писал Сергей Аксенов - http://sergey-aksenov.livejournal.com/118220.html, и можно итак обнаружить в соц.сетях: "Хватит идти на соглашательство из-за какой-то высосанной из пальца х.ни", "Не соглашаться ни в коем случае. Только шествие и митинг", "Я помогаю вам в агитации к маршу уже 3 недели. Я за шествие и митинг".

Мэрия, запрещая, не учитывает мнение людей, в принципе. Они считают, что просто должны и обязаны приболтать/убедить Партию,  Сергея,  организаторов, в общем. А мы учитываем мнение народа в первую очередь. Мы же не белоленточники, в конце-концов, которые "Революцию" ведут на "Болотную". Мы не сдаем тех, чьи интересы представляем. И не сдаемся.

Ну, народ власти сегодня ответил, нас власть тоже выслушала, "Другую Россию".

После Мэрии, я с одной из групп агитаторов отправилась в одну из частей части центра Москвы с газетой - спецвыпуск парт. газеты, специально выпущенный к митингу - http://totalmob.ru/specialnyjj-vypusk-gazety-totalnaya-mobilizaciya-k-predstoyashhemu-marshu-za-peresmotr-itogov-privatizacii-15-fevralya/

Раскидывали в многолюдных переходах - у терминалов оплаты, где огромный поток людей:

DSC_0587

У банкоматов коммерческих банков, которые встретились на пути:

DSC_0589

Во всех супермаркетах:

DSC_0591

Не остались без внимания станции метро в центре:

DSC_0603

DSC_0604


DSC_0612

DSC_0617

DSC_0616

А так же все отделения и банкоматы Сбербанка:

DSC_0607

DSC_0610

DSC_0608

DSC_0626

Магазин "Фаланстер":

DSC_0622

Кафешки, рестораны:

DSC_0605

DSC_0618

DSC_0703

Оставшиеся газеты раздали у м. Маяковская, на Триумфальной площади

DSC_0600

Недалеко от Кремля:

DSC_0687

DSC_0678

И сотрудником мэрии, идущим домой в конце рабочего дня:

DSC_0636

Параллельно в центре Москвы действовали другие агитбригады - с листовками, стикерами и газетами.

15 февраля в 15.00 - Елоховская площадь. Остановить вторую волну приватизации, пересмотреть итоги ваучерной приватизации и залоговых аукционов, национализировать нефть и газ. Приходите!

СВОБОДУ ПОЛИТЗЕКУ ЧЕРЕПОВСКОМУ! (РЕПОРТАЖ ИЗ ТВЕРИ)
3
action_directe9
...Вышла рано, «час-пик» в столице еще не наступил, около семи утра. Машин мало, людей мало. Договорились встретиться примерно через час, на вокзале. Сегодня нашей Партии девятнадцать лет, не будет никаких «празднований». Будний день, и мы – все кто не работает и не учится в это время – едем на приговор в Тверь, к нашему товарищу, Сергею Череповскому.

В Москве вторые сутки шел снег, в этом году – впервые. Шла по хмурому пролетарско-спальному району на встречу, смотрела, остановившись у светофора, как импровизированная пурга заметает все вокруг, и думала – нет, его не отпустят. Образы, в ранней предрассветной темноте, возникали откуда-то из книг Лимонова – про снег и Саратов, про мрачные тюрьмы, лагеря, потом вспомнились холодные вечера, ночи, в темноте которых Система убивала наших товарищей-нацболов, и подумалось, что чуда ждать неоткуда, не будет его.

Но отмела эти мысли. Это лишнее, даже если правда. Дальше - мокрый вокзал, относительно теплая электричка, всегда бодрые товарищи – как бы ни было мерзко внутри, как бы кто ни переживал… Ну, а за окном – чем дальше от Москвы, тем больше раздолбанных домов, а люди всё проще и всё беднее…

Тверь встретила «золотыми куполами» недостроенной церкви напротив вокзала, и пародией на Москву в виде безвкусного торгового центра, где понатыканы в одну кучу «Связной» и «Макдональдс»: крупный капитал, «сетевики», везде простирают свои щупальца – докуда дотянутся. У нас было несколько часов до начала суда, мы гуляли по Твери и вертели головой во все стороны – смотришь, например, перед тобой магазин, набитый китайским шмотьем, зато вывеска гламурная, и надпись «бутик». Влияние Москвы рядом, но в причудливых формах…
Дошли и до памятника Кругу. Даже сфотографировались. Пошутили. Такой вот партийный День Рождения - нацболы, Тверь, не похожий на себя Михаил Круг в виде памятника, и где-то едет на суд товарищ, которого закатали в жернова уродливой Системы…

Возле здания суда огромное количество полицейских и оперов. На входе – пробка, подробный досмотр, выражения лиц - что приставов, что обычных ментов, надменные и пафосные – «мы здесь власть». Они там власть, да. И не только там, а во всем государстве. Начиная от раздувшихся от ботекса плешивых подполковников ФСБ, заканчивая теткой со служебной овчаркой, с лицом, в котором отражается огромное уважение к спиртным напиткам, но нет уважения к окружающим.

Перед залом судебного заседания рассыпаемся по коридору – однопартийцы, журналисты, гражданские активисты. На приговор приехала мама Черепа. Бодрая, живая, симпатичная женщина, но волнение, не на показ, а где-то в глубине материнского сердца, все равно чувствуется, не смотря на то, что я стою поодаль. Появляется конвой, Сергея проводят в зал под аплодисменты собравшихся.

Судья типичная – женщина среднего роста, неопределенного возраста, в мантии, в очках, с пучком волос пониже затылка. Настолько типичная, думается мне, что правосудия не будет. Будет как обычно… Сколько нас, молодых нацболов, прошло по тюрьмам, через уголовки, через всю эту грязь и отсутствие правосудия? Сотни. А через сфабрикованные административки? Тысячи, если не десятки тысяч. Кто считает?... А если взять вообще – оппозиционеров? Кому посчитать?...

Череп выступает с последним словом. Плечи расправлены, взгляд – вперед, невозмутим. Говорит твердо, в духе - буду краток, вины не признаю, пусть суд смотрит на факты адекватно. Ни один мускул, на бледном, по-тюремному, лице, не дрогнул. Голос уверенный и спокойный. Длинные пальцы художника, тоже бледные, так легко сжавшие клетку, как будто ее и нет - завершающий штрих.
Судья говорит, что решение будет принято не ранее, чем через два часа. Все выходят и зала…

Почему-то вспомнился последний вечер Серёги на свободе. Так уж получилось, что вместе, не большой компанией, шли к метро. Смеялись, шутили, все как обычно. Мы тогда только познакомились в «реальной жизни», а до этого общались только в интернете. Познакомились на грустной почве – у нас погиб общий друг и товарищ. Сергей спросил – нужен ли мне на память аксессуар от погибшего товарища? Я ответила – давай. Память о нашем друге мне все-таки передали – он попросил, уже находясь в плену у мертвецов. А потом он уехал в метро, и больше на свободе я его не видела…

Первого мая, в тот день, когда началось «дело Череповского» - до нас начали долетать тревожные слухи из Твери. Что задержали. Что избили. Об уголовном деле мы даже и не думали всерьёз – расправить флаг и раздавать газеты на разрешенной демонстрации – где взяться «криминалу»? Однако, не нарушая закон, зная его – у тебя одна логика, а у тех, кто нарушает закон и вертит им как заблагорассудится – другая… И вот мы в Твери, ожидаем приговора.

Поднимаясь второй раз в зал, разговариваем с девчонками… Нет-нет да и мелькнет – «а вдруг просто дадут отсиженное!», «а представь, отпустят и все вместе поедем домой…». Надежда возникает, но тут же, через секунду, гаснет, как-то неловко в нашей стране надеяться на справедливость, даже в мыслях ее допуская – чувствуешь себя заранее обманутым.

Вновь мы все в коридоре, вновь вводят Сергея, разве что конвой сменился на еще более борзый. Вновь вижу его маму – она стоит рядом с адвокатом, и страшно даже думать, что в этот момент у нее происходит внутри. Проходим в зал, судья монотонным голосом читает приговор – с первых слов понятно, что никаких надежд и быть не могло. Больше всего зацепило и взбесило – как она тупо бормочет повторяющуюся фразу – «развернул флаг с гранатой, принадлежащий незарегистрированной партии, поэтому нарушил Административный кодекс». В Твери закон не писан, видимо. По ее приговору выходит, что Сергей нарушил закон тем, что развернул флаг «не похожий на символику КПРФ», легавый попытался остановить это преступление, за что и был, умышленно и злостно «покарябан Череповским, что не повлекло угрозы жизни и здоровью сотрудника полиции». При том, что на самом деле – Черепа отбивали от ментов во время потасовки на шествии бабушки-коммунистки, и все это видно по видео с места событий. Все доказательства – под копирку написанные показания других сотрудников полиции. Показания свидетелей защиты, рядовых участников митинга – не учитываются, потому что противоречат показаниям ментов. Показания самого Сергея никого не волнуют, ибо он давал их «с целью выгородить себя». И дальше – вердикт – «два года колонии общего режима», потому что вне изоляции от общества такие «ужасные поступки», как развернутый флаг с лимонкой в Твери и эфемерная царапина – не могут быть искуплены иначе.
Судья дочитывает свои бумажки и реактивно сбегает из зала. В спину ей доносятся возмущенные крики, приставы пытаются огрызаться в ответ. Череповский выглядит бодро, ухмыляется. Мама Сереги вытирает навернувшиеся слезы и кричит в спину сыну и конвою – «Я буду просить свидание!»…

Мы выходим на улицу. Стемнело. Под ногами снег и слякоть, мерзко на душе. Да не может быть иначе – сегодня, здесь, в этот час, в Твери, в России! Мы ненавидим правительство, правительство ненавидит нас. Эта власть – многоголовая гидра, у которой все головы смешались, слились калейдоскопом – и морда лощенного депутатишки, и опухшая харя мусора, и загорелый хлебальник вора-олигарха, и увядающее бабье судейское рыло, да тьмы их, тьмы… Разве может одна голова этого чудища оспорить другую? Все принадлежат одному туловищу. Но тех, кто хочет убить гидру – больше.

Нас всегда было больше, исторически. И поэтому гидра боится каждого из нас. Поэтому гидра сажает Череповского. Но из-за одного по беспределу посаженного Черепа, возмутятся, и будут на его стороне, тысячи людей, которым мы об этом расскажем.

Я думала об этом, когда мы шли по разбитой дороге к электричке - безлюдными, опустошенными тверскими кварталами, где фонарь работает через один.

Свободы тебе, Серёг, возвращайся в строй.

Нас не запретишь, нас не остановят ни тюрьмы, ни пули.

Лена Контра




Твои товарищи в тюрьме
3
action_directe9
Оригинал взят у totalmob в Твои товарищи в тюрьме
RMHdHeZe414

Политзеки – это не фотки с сайтов. Это реальные люди, это загубленные судьбы, поломанные жизни, это наша с вами политическая реальность. Эта реальность говорит нам, что сегодня сидят одни, а завтра точно так же можете сесть и вы. Нет исполнения законов, нет независимого суда. Молодые, смелые, умные – наши друзья и подруги, наши товарищи, однопартийцы, сидят в плену у мертвецов. Они должны видеть и знать, что вы есть – те, кто их ждёт, те, кто их поддерживает, помнит о них, помогает им.

Не оставайтесь равнодушными! Никто из нас не имеет право быть равнодушным.

…По-моему, была середина лета 2009 года. Вялая по-утреннему Москва сонно бултыхалась за окном: на тротуарах, на дорогах, в метро. Мы с товарищами, вооружившись огромными баулами, наполненными продуктами, едем в Следственный изолятор № 2, в народе – «Бутырка».

На тот момент там находились политзаключенные нацболы Павел Жеребин и Михаил Пулин. Выходишь из метро, идешь до нужной арки. Навстречу несётся на работу офисный планктон, гастарбайтеры в оранжевых жилетах метут тротуар, стучат каблуками в сторону ближайшего торгового центра гламурные дамы. Поворачиваешь к Бутырке – и в лицо, сквозняком, сразу ударяет чем-то сырым и холодным.

Тюрьма ещё не открылась, а под дверью уже начинают формироваться первые очереди: на свидание, передать лекарства, на передачу продуктов, в тюремный магазин. Автоматически занимаем очередь, но я уже знаю, что это бесполезно. Когда дверь откроется – все хлынут внутрь хаотичным потоком, и выяснится, что кто-то что-то не взвесит, кто-то что-то неправильно упакует, кто-то неправильно оформит.

«Уже должны открыть! Пять минут не открывают!» – кричит кто-то и нервно стучит в дверь. Минут через десять, вяло поругиваясь, дверь открывает охранник. И вот, как я и прогнозировала, люди вваливаются внутрь и, несмотря на договоренности, несутся в нужную им сторону чуть ли не наперегонки.

Контингент в очереди всегда одинаковый. Жены, мамы, сестры. Бывает и «экзотика»: иногда это громкоголосое семейство цыган, которые пытаются передать в окошко вентилятор (!!!); иногда – одинокие бабушки, которые пытаются передать «внучку» стеклянную банку с домашним лечо и котлеткой (естественно, безуспешно). Один раз передо мной стояли в очереди две гламурные девицы, с недоумением смотревшие в прейскурант тюремного магазина: «Блииин, что же нам купить Джону (так они называли некоего Ивана, которого, по их разговорам, закрыли в тюрьму за драку в клубе)? Как ты думаешь, что ему нужно? Давай дезодорант! Представь, он сидит там, в камере, жарко, а дезодоранта нет…». – «Сигарет ему передайте хотя бы, подороже и побольше», – мрачно советую я девицам, автоматически сочувствуя неизвестному мне зэку. Девицы смотрят на меня – хмурую девятнадцатилетнюю девчонку в камуфляжных штанах, в окружении огромных пакетов, совсем не в их стайле – с недоверием, но слушаются. И заказывают «Джону» дезодорант, гель для душа и много «Кэпитан блэка». Понятия не имею, кто такой этот Джон, но «Кэпитан блэк», я думаю, ему там очень пригодился – это дорогая тюремная валюта.

Был случай, когда в помещение, где заполняют бланки «на ларёк» (в тюремный магазин) зашла какая-то молодая африканка. Она на смеси русского и английского просила помочь, от нее лениво или нервно отмахивались.

– Не могу по-русски писать, хэлп ми, – подошла она и ко мне.

– А что нужно?

– Кока-кола и курица! Brother!

– Давно он там? – показываю ей на виднеющуюся в окне тюремную стену с колючей проволокой.

– Нет! Две недели (здесь и далее намеренно буду русифицировать ее речь). Его ударили, а он в ответ ударил! Я приехала поступать туда, где он учился, а его посадили, ему надо передать еду. Этого хватит? – она трясет передо мной двумя тысячами рублей.

Заполняю за неё бумаги. «Мыться ему надо?» – кивает. «Бриться, зубы чистить, стирать?..» В ответ – нужно, разумеется.

Для тех времён её двух тысяч рублей хватило на нормальную передачу неизвестному мне студенту-африканцу с очень длинным именем. Иначе, боюсь, его ждала бы только одна жареная курица и «кока-кола» 0,5.

…Из-за того, что основной контингент, приносящий передачи, часто ошибается, недовзвешивает, перевзвешивает, неправильно заполняет бумаги, скандалит, не готовит нужное количество пакетов (каждый продукт должен быть в отдельном пакете, пакетов должно быть два – чтоб при приеме, проверяя, пересыпали из одного в другой) – все это действие затягивается, даже если приходишь к открытию тюрьмы. Потом у приемщиков «обед» – перерыв.

К обеду на «Бутырку» всегда сползались адвокаты с хитрыми глазенками. Они вкрадчиво, как стервятники, обозревали собравшихся, ждущих окончания перерыва, и, найдя чью-то маму или жену, с особенно заплаканными или уставшими глазами (таких женщин сразу видно), обступали ее сворой и начинали предлагать свои услуги. «Ууу, что ваше дело? Мама, он на свободе должен быть! Я таких знаешь, сколько вытащил», – доносится до меня голос ушленького пузатого дяди с ярко выраженным кавказским акцентом. Далее он начинает втюхивать «маме» тупорылую разводку за немаленькие деньги. Тем, кто не в первый раз стоит здесь в очереди, эта ситуация знакома, они на нее не ведутся. А женщина с заплаканными глазами рассеянно кивает, но таких денег у нее нет.

Стервятник замечает мой пристальный взгляд:

– А ты, девочка, что стоишь? Помощь нужна?

– Нужна. Сейчас через 15 минут перерыв закончится, помогите донести пакеты до окошка.

Треть собравшихся отвечает на мою реплику хохотом. «Адвокат» натянуто улыбнулся, стушевался и вышел из помещения, недобро взглянув напоследок.

«Обед» заканчивается, и, перетаскивая пакеты, я передаю их в окошко. Наблюдаю, как рубят огромным ножом колбасу, фрукты, овощи, ковыряются в печенье или пряниках, шебуршат пакетами. Тетки с лицами поваров из моей школьной столовой. Рядом наблюдает за всем парень в форме, наверняка заставший такую же столовую примерно в тоже время, что и я…

Меня успокаивает мысль, что все это дойдет до товарищей. Каждая конфетка-леденец, которую мы вчера вечером нацбольской компанией освобождали от обёртки (таковы правила!), складывали в пакет и посыпали сахаром – чтоб они не слиплись между собой.

Требования к передачам очень хитро продуманы. Нормальное, непорубленное, не сломанное – чаще всего можно передать только через «магазин», покупая все дороже в три цены. ФСИН зачастую не позволяет под разными предлогами передать человеку что-то важное – это монополия, на которой кто-то неслабо богатеет. Капитализм в тюрьмах и на зонах…

А ещё в те времена я ходила на каждый митинг с коробкой для помощи политзекам.

Идешь между людьми, со сцены кричат лозунги. Смело смотришь окружающим в глаза. Кто-то отворачивается, а кто-то подходит. Однажды на митинге КПРФ меня догнала женщина лет пятидесяти:

– Это у вас помощь лимоновцам, да?

– Да, – отвечаю женщине.

– Вы знаете, милая, я к лимоновцам очень плохо относилась, они непонятные. Я заслуженный учитель русского языка и литературы и когда я книгу Лимонова начала читать, я подумала – какая грязь, зачем мне это понимать. А потом мне приснился сон, что где-то на мусорной свалке ко мне подходит женщина, протягивает его книгу и говорит: «Это самое чистое, что здесь есть». После этого я прочитала многие его произведения. Возьмите деньги вашим ребятам…

Помнится, тогда я ощутила себя каким-то персонажем никем не написанной книги про нацболов. Это было сильно.

Для контраста могу вспомнить, как на Чистых прудах на совместном с либералами митинге в поддержку политзаключенных я проходила мимо Новодворской, пришедшей со своим стулом и сидящей в углу улицы. Её горсткой либерских воробушков обступило человек десять. «Ха, смотри-ка, большевичка идет», – зыркнула она на меня и на коробку с партийной символикой. Я нагло ухмыльнулась ей в ответ и прошла дальше. «Фашисты, мрази, хуже Путина», – зачирикали мне в спину воробушки. На мой взгляд, они говорили про себя.

Как бы там ни было – рано или поздно политзеки освобождаются. И это отдельный момент. В вакууме тюрьмы или зоны, в информационном вакууме, каждое ваше письмо, каждая весточка – запоминаются. В изоляции люди запоминают каждого, кто им пишет, кто им помогает. Помочь не трудно, написать письмо – легко. Купить конверт, чиркнуть строки, отправить открытку… Ребята освободятся, и, глядишь, на каком-то съезде, при какой-то встрече вы можете подойти к бывшему политзеку, пожать руку и сказать: «Привет, мы списывались, а теперь будем знакомы».


Контра

Ни выбора, ни выборов!
3
action_directe9
Оригинал взят у totalmob в Ни выбора, ни выборов!
1346996039

Выборы мэра Москвы этим летом - наимоднейшая игрушка всего окружающего политического бомонда. Не скрыться никуда. Кубы и полкубы у метро, газеты, листовки, обкленные стикерами остановки (кстати, куда смотрит борец за чистые остановки Илья Варламов?).

Твиттер жужжит, СМИ голосят, кандидаты выступают, "волонтеры" пашут. Ей и богу, даже в своем подъезде, в коробке для печатного мусора, то есть - спама в почтовые ящики, я обнаружила мирно выброшенные, бок о бок, газетенки с Навальным и рекламой магазина "Пятерочка" (Навальный и пятерочка, та самая ирония судьбы). А рядом - чей-то не донесенный до мусорки старый унитаз.

Поневоле задумавшись - это перфоманс или инсталляция? - я задумалась и о выборах.

Агитация за Собянина, с которой я случайно столкнулась в одном из крупных гос. учреждений - лощенные буклетики. С лощенной рожей ВРИО (временно исполняющего обязанности мэра). Вот тут он женщину приобнял (его возраста), а тут старушку в платочке за руку преданно держит (более старшего возраста), а фотографии Москвы так отфотошоплены, что прям до этого момента и не знала, что в раю живу.

Давит он в основном на то, что "сделал". Добавляет на последние страницы брошюры какие-нибудь "полезные телефонные номера", и это хитро - люди его брошюры сразу не выкидывают, вдруг номера пригодятся.

Политики там нет вообще, ей и не пахнет. Типичный стиль "Единой России" (от которой он постеснялся выдвигаться), пыль в глаза, иллюзия и отсутствие жизни. А то, что он якобы триумфально "сделал" - он, вообще-то, ввиду своей должности, обязан был делать. Впрочем, это никого не волнует. Одни тырят всё подряд направо и налево, другие радуются, что от наворованного, в общей массе, для них остались, хотя бы, загончик для собак во дворе и детская площадка.

Кандидат от ЛДПР - тридцатидвухлетний Михаил Дегтярев. Если честно, его как-то настолько не видно и не слышно, что в качестве предвыборной компании ему нужно запустить предвыборный квест - "найди агитацию за меня на улицах столицы". Все нашедшие могут сфотографироваться на фоне агитации и получить памятные подарки и ценные призы. Ручки с эмблемой ЛДПР и даже DVD диски с песнями Жириновского. Для очистки совести заглянула на его сайт. Они, с Владимиром Вольфовичем, «посетили спорткомплекс», «выставку меда», всех поздравляют с Днем Молодежи и даже вместе пойдут в баню. В общем, Владимир Вольфович тусуется и таскает за собой молодого парня. Типа – кандидата в мэры. Мог бы вновь написать фамилию своего охранника, почему нет?

Хотя, тактика "отмечалова" - она такая. Имитация предвыборной деятельности. Кстати, о ней, о матушке.

Вспомнила, что "Справедливая Россия" тоже выдвигает кандидата - Николая Левичева. Хроника борьбы Левичева состоит, с 10 июля (как Мосизбирком заверил подписи депутатов в его поддержку) из десятка с небольшим событий, причем событиями там реально можно назвать меньше половины - какие-то одиночные пикеты (1 раз), посещение двух митингов (2,3), пресс-конференция (4), и какое-то там обучение активистов по недопущению фальсификаций на выборах (с натяжкой, 5). Плюс два скандала – слово «жид» в сканворде и донос на незаконную агитацию Навального.

Говорю же, отмечалово. Мы вернемся к вопросу - зачем это нужно, а пока что посмотрим на остальных.

Кандидат от "Яблока" Сергей Митрохин, зато - сплошная политика. Ну вот, ведет он блог на "Эхе Москвы". Сообщает, чем он занимается. Занимается он, естественно, критикой, ну и выступлениями - как все. "Украли", "наворовали", "Собянин", "только Яблоко всем и помогало". Во вставках - обязательные рукопожатные среди либеральной интеллигенции "подвиги" - на митинг в защиту политзеков сходил, на Манежку "по Навальному" сходил, ну и прочие защиты предпринимательства, частной собственности и прав кого-нибудь.

Митрохин - это для старых либеральных пердунов, для которых Навальный замешан в национализме, а этих ваших твиттеров они не читают, чтоб обольститься "прямым и доброжелательным, с достаточным количеством лулзов, стилем своего парня Лёши".

Зато сам - "свой парень Леша" - развернулся во всей своей денежной мощи неизвестного происхождения. Агитация у него называется оригинально - НАВАЛЬНЫЙ. Это вам не "За такого-то!", "За справедливость!", "За лучшую жизнь!"... - ну или ещё что-то, в обычном предвыборном духе. Это НАВАЛЬНЫЙ-НАВАЛЬНЫЙ-НАВАЛЬНЫЙ. Посмотрите сами на фото с его агитпикетов. Вы вообще не поймете, че он хочет и че там у него за лозунги. Вы должны запомнить фамилию, если конечно вы не активный инет-пользователь, и вас от него ещё не тошнит. В его случае - это совсем не отмечалово. Это раскрутка бренда. Кому выгодно? Тем, кто за это платит. А деньги там крутятся огромные.

Как будто не Навальный голосил со сцен многочисленных митингов о том, что честных выборов у нас нет, как будто не он рассказывал нам о волшебнике Чурове. Видимо, все внезапно изменилось, вся воровская путинская вертикаль исчезла, в ту темную летнюю кировскую ночь, когда приговоренный к реальному тюремному заключению Алексей внезапно выпорхнул на волю аки бабочка. Я не знаю, каким идиотам это может показаться нормальным и естественным. Мои товарищи при мне, из зала суда, уходили в тюрьмы и уезжали в лагеря, сидели там годами, освобождались. А гуманная по отношению к Навальному прокуратура, всегда просила больше, чем в итоге давал «путинский» суд (за исключением ситуации с Таисией Осиповой).

Недели две назад, была свидетельницей разговора типичных московских бабушек, с лавочки - между собой. Они ставили под сомнение то, что их собеседница, такая же бабуля, когда-то держала в руках пятитысячную купюру, зачмырили бабулю просто, за хвастовство. Навальный их мэр, о да, против жуликов и воров. Скажи бабулькам, сколько стоит навальновская агитация - с клюкой за ним бегать будут, по предварительному сговору, а когда-то посаженный Навальным Тесак, со своей видеокамерой, придет заснять это впечатляющее событие.

Кстати, Алёшина команда, разумеется, бдит и в интернете. Кто не сталкивался с навальнистами на просторах сети - просто не интересуется политикой. Под копирку единодушное "Навальный наш мэр!", "Навальный победит!", и даже, "Навальный наш Бог!". Допустим, боты, да. Накрутки комментариев, читателей, лайков и т д. Есть и искренне верующие, куда ж без них, тут же самый настоящий бог воплотился - в джинсах, с дипломом Йельского университета (о чем он предпочитает молчать во время своей агитации). Второе пришествие, после Владимира Путина. Но хуже веры в самого этого человека, выпорхнувшего на волю яки бабочка, после ночи в тюрьме - вообще вера "в победу". В победу любого, кроме Собянина. А она есть.

Довелось побывать на предвыборном мероприятии у последнего, из ещё неупомянутых мной, кандидатов в мэры - Ивана Мельникова, от КПРФ. Мы, нацболы, пришли туда с целью задать один единственный вопрос Мельникову - о его отношении к деприватизации и национализации. Ответил положительно. А вообще, на мероприятии - говорили о точечных затройках, о том, что никто не имеет права тырить у москвичей территорию их дворов - и ставить туда торговые центры, платные парковки, магазины и т д. Выступали мужчины и женщины, которые много лет за это ведут борьбу в своих дворах. И отчитываются - вполне искренне, с доказательной базой. Вот только одно меня убило - почти каждый завершал свое выступление мантрой - "А Иван Иванович станет нашим мэром! И все исправит! Какой второй тур! Он победит! И уже сейчас сделает депутатский запрос!". И хлопают друг другу, радуются, верят, машут ручками, фотографируются. Как дети малые, тетки и дядьки, старше меня на жизнь, а то и на одну с половиной. Кандидат Иван Иванович, наверно, не плохой человек. Но меня это особо не волнует. Он - один из шести.

А каждый из шести - отвратительная, мерзкая часть спектакля под названием "Выборы в мэры Москвы". Каждый из них - придает легитимность этим выборам. В стране, где честных выборов нет, они создают их видимость, одним своим участием.

В "День выборов" потекут, как сопли, заметочки в новостях - ах, в таком-то районе едросы-собянинцы опять чего-то перетырили, кого-то удалили, нарушили, ко-ко-ко. А Собянин станет мэром. Хоть об стену убейтесь, вывесят такие результаты, которые нужны, хоть 146 %, хоть 1146 %. "Ко-ко-ко" никто слушать не будет. Зато по "России-24" гордо объявят, каждый час будут объявлять, как Сергей Собянин в честном поединке одолел тех, кто мнит себя "оппозицией" (или ее имитирует, в духе парламентских партий), а на деле даже нафик москвичам не нужен. А в биографию самого "ярого" оппозиционера Навального войдет, как он с разгромным счетом обломался, даже в качестве кандидата в мэры – какие после этого президентские амбиции?)

Единственно верное отношение к выборам - бойкот.

Не бланки портить (принимая участие в процессе), не баллотироваться/пиариться - только бойкот.

Общегражданский бойкот.

Никакого одобрения - ни словом, ни делом.

В нечестных выборах участвуют только нечестные люди. И, что самое омерзительное, они знают, что они - заведомо проигравшие, но пудрят кому-то мозги и дают надежду.

Без санкции сверху никого не допустят до выборов. А если дали санкцию - то в своих интересах.
Либо действуйте в интересах власти, либо протестуйте - бойкотируйте.

Ни выбора, ни выборов у нас нет.


Контра

Лимонка в имидж Путина
3
action_directe9
Оригинал взят у totalmob в Лимонка в имидж Путина
r_4dF7X4ln0

Тринадцать лет назад, совершенно неестественным путем, пришел к власти худенький, лысеющий мужик, занимавшийся самбо и занимавший до этого пост генерального директора ФСБ. Сказать, что он выглядел как чекист? Кожаный плащ, маузер, мрачность, брутальность, жизненный опыт? Не скажешь. Промежуток, между его карьерой офицера КГБ и исполняющим обязанности Президента, заняла блеклая мышиная возня – администрация Собчака, мелкие (сегодня тщательно замазанные) чиновничьи коррупционные делишки… Стихов или книг наш герой не писал, картин не рисовал, космических кораблей, бороздящих просторы Вселенной под русским флагом в его голове никогда не было (и не будет, увы, ум каждого человека ограничен способностями). В общем, обычный обыватель, но чиновник, близкий к силовикам. Со свойственным этим великолепно воспетым Гоголем людишкам – имел хорошие связи, и двинулся из культурной столицы в федеральную. Подфартило.

Страна, тем временем, в ужасе метавшаяся из стороны в сторону, с пьяным, больным и старым болваном во главе, хотела остановиться, отдышаться и понять, что с ней происходит. Какое неточное определение – «шоковая терапия»! Шок был, терапии не было. Было наглое, поражающее своими масштабами воровство. Я думаю, крупнейшее в истории человечества, если перевести все это в деньги.

Вместе с трагическим крушением великой Империи (идиоты называют это «наступлением свободы» — прим. автора) в нашей стране стали востребованы новые специалисты. Люди, занимающиеся пиаром, маркетингом, манипуляцией общественным сознанием. Деткам министра пропаганды гитлеровской Германии — доктора Геббельса, может вечные сны и снятся, а вот сам доктор Геббельс процветает и живет в любой научной, научно-популярной, публицистической или иной профессиональной литературе, касающейся пиар-технологий и манипулирования массами. В противном случае, из обычного тщеславного мужичонки, совершенно бездарного для России, славящейся Историей, Культурой и Подвигом – президента бы не вышло.

Путин пришел к нам преемником алкаша-Ельцина, и, первое время, большинству населения казался лучше. Это, по всей видимости, от того, что надо очень постараться устроить со страной что-то хуже, чем при Ельцине. Или надо быть Ельциным, и устроить со страной такое, что из воздуха взявшийся лысеющий типчик, ранее никому не известный, внезапно становится аж Президентом. Поэтому я предлагаю вам, дорогие читатели, нырнуть в экран телевизора и вообще в наше информационное поле, чтобы попытаться посмотреть на все это изнутри – с точки зрения людей, которые делали его имидж, или тех, кто понимает в том, что такое «делать имидж».

Начало 2000-х

Если говорить академическим языком, существует несколько факторов, из которых строится имидж политика : психофизиологические (такие как активность, агрессивность, сила ), личностно-коммуникативные (фотогеничность, манера разговаривать – кстати, вы замечали что Путин и Медведев говорят со схожими интонациями? Их учил говорить один человек), социальные («какой он добрый, подарил девочке платье»), мифо-символические («после лихих девяностых вернется царь-батюшка и наведет порядок»), и профессионально-политические (пример – «стабильность любой ценой», взятая Путиным на знамя, на деле вытекшая в стабильно тяжелую и нищую жизнь в России ).

Все эти черты так или иначе повязаны на личности того человека, над имиджем которого работают. Личность буквально препарируется, выделяются ее основные черты – от самых хороших до самых плохих. Дальше в СМИ запускается самое лучшее, самое давящее на эмоции масс, а плохое нивелируется, плюс идет подгонка под последние события, происходящие в стране. В случае с Путиным – нужна была имитация «сильной руки», нужен был некий положительный персонаж а-ля «он тверд и воспитан, прост и учтив, он словами бросается четко и гибко». И самое главное – энергичен, здоров, в отличие от предыдущей размазни. Как нельзя кстати, сюда подошел образ вкрадчивого, но твердого разведчика — с его знаменитой фразой «мочить в сортире» (Кант с Гегелем нервно курят в сторонке – какая глубина, интеллект и афористичность, подумайте сами). Скуластость, способность внимательно и якобы «вдумчиво» зафиксировать взгляд, некая демоничность – и скрытый посыл, пробелы в биографии, касающиеся его деятельности в спецслужбах в далекой Германии (хотя, наверняка, о нем там просто и написать нечего, кроме того, что он мог «надолго растянуть кружку пива»)…

Ещё один шаг – «поближе к народу». И политическо-популистскими фразами, и внедрением в мозг масс смысла – это свой пацан, такой же, как мы, но круче, вон чего отчебучил, как сказанул. На этой простейшей уловке не тонет в современной политической действительности и, например, Владимир Жириновский, за которого действительно голосует молодежь (хотя, существует мнение, что он не тонет только потому, что такое как Жирик вообще не тонет, по законам физики, если за окном не 30е годы прошлого века).

Но, помимо внешних данных человека из телевизора – существует ещё и так называемая «деятельность», и особенно – ее освещение, это все манипулятивная составляющая имиджа. В нашем с вами случае, Путина освещали (и делают это до сих пор) ежедневно, каждый час, причем не ошибусь, если скажу, что даже «освящали». Тупорылое перебирание бумажек, совещания, поездки – на самом деле деятельность абсолютно суррогатная, не настолько значимая, и, что хуже – государственная пропаганда бюрократии. Я не спорю, что все вышеперечисленное входит в жизнь политика, но деятельность президента, которую по моим меркам можно назвать значимой – это когда населения по миллиону в год прибавляется, а не вымирает, когда вы заходите в магазин с сотней рублей – и можете купить все, что хотите, и когда государство больше похоже на друга, чем на высокомерного врага с пропитым рылом. То, что должно являться деятельностью главы страны – мы должны чувствовать ежедневно, по телевизору это не покажешь. Это не с журавлями полетать и надорвать спину, это ежедневная историческая ответственность, надрываться до предела должны Разум и Сила воли. Этим Путин похвастаться явно не может, иначе нам не пихали бы в голову суррогаты.

Тем не менее, массы неустойчивы к манипуляции, особенно, когда они нищие — в богатейшей стране мира. Люди повсеместно ели образ Путина, как мясной соус к своим пустым макаронам на ужин. Обмануть не сложно, когда сами обманываться рады. Технологии по зомбированию существуют, им учат, их изучают умные люди, их применяют ежедневно, и каждый из нас, хоть немного, на уровне подсознания, на это ведется.
Путин сегодня

Вторая половина 2011 года – знаковое время. Волнения, выборы, митинги. Смена информационного поля. Проигранный бунт. Но даже это — не главное. Вы будете смеяться, но ещё до Болотной площади появилась одна очень важная, в плане имиджа Путина вещь – это его неудачно накаченная ботоксом рожа. Я догадываюсь, что хотели сделать с его образом пиарщики, когда посоветовали ему операцию по омоложению. Нам хотели преподнести Путина 2.0 – когда «перемен требуют сердца» — массам нужно подать посыл, что их сделает именно Путин, и что он по-прежнему свеж. В СМИ запульнули якобы «его» статьи, посадили его за пианино перед какими-то изъятыми из формалина звездами Голливуда, немного тряхнули тему коррупции, «Партию жуликов и воров», по которой был нанесен небольшой имиджевый удар, перевалили на плечи ещё более жалкого человека – Дмитрия Медведева.

Но успеха начала 2000х Путину не повторить никогда. Сегодня Путин – уже не аскетичный и твердый, он растекшийся, либо обильно намазанный тональным гримом, либо с блестящим лбом, вторым подбородком, заплывшими глазками и дорогими часами, явно не на зарплату купленными. Он приелся, он начал терять не только рейтинг (даже в подмятых под себя конторах, занимающихся статистикой), он просто стал раздражать. Помните, как его внезапно освистали, когда он вышел на ринг поздравить спортсмена? Там не было оппозиции в зале, или специальных людей пришедших с этой целью. Помните его слезинку на ветру – на Манежной площади, когда его вновь «избрали»? Это уже даже не «имитация твердой руки», это, простите, хлюпик. Его не уважает его собственное поколение – подростки, выросшие в его эпоху – школьники и молодые студенты – загляните в любую социальную сеть и вы увидите многочисленное количество демотиваторов, фотожаб, комиксов, групп, которые относятся к нему не то что без пиетета, а чуть более, чем с издевкой.
Все это к тому, что имидж Путина медленно гниет. Никакими средствами не возможно полноценно вернуть к жизни надоевшую вещь. Я не открою вам секрета, когда скажу, огромный процент применяемых в России политтехнологий берется с Запада. Но в США – президент максимум на два срока, по четыре года, далее это не рентабельно. А наш плешивый дядя метит ещё на 12 лет. И не существует таких методов, чтобы исправить его имиджевую ситуацию.

Тем не менее, с учетом того, что Владимир Владимирович – как личность не велик, это, все же, образ, символ. И за ним стоят люди – как правило, те, кто не хочет, чтобы у них отобрали награбленное за все эти годы. Отсюда – попытка создать «полицейское государство», капитал всегда будет биться за себя до последней капли крови, и Путин бьётся за их капитал. И за свой, я думаю. «Умрем же под Москвой» — «рассказал наш «лидер» стишок» на очередном согнанном митинге в свою поддержку. Считайте это намеком.

Аресты, репрессивные законы – то, что сейчас обрушилось на оппозицию в ответ на события декабря 2011 года, все это вполне закономерно. Образ Путина пошатнулся, информационное пространство зарябило, режим восстанавливает равновесие – смотрите мол, он все так же тверд и все держит под контролем.
Тем временем, наша задача – бить по шатающемуся. Падающего – подтолкни.

Имидж и репутация

Надпись на заборе «Путин – вор» ни у кого не вызывает отрицательных эмоций. Это больше похоже на очевидность, это, практически, баян.
Мы помним взрывы жилых домов? Мы помним подводную лодку «Курск» («она утонула», сказал он потом в интервью )? Мы помним Благовещенск? Мы помним «Норд-ост»? Мы помним Беслан? Крымск? Сколько русской земли было отдано Китаю, Норвегии? Военные базы, отданные в Киргизии? Базу НАТО в Ульяновске? Ливию, которую мы предали? Отобранные свободы? Социальное неравенство и власть ментов? Отсутствие суда? Снижение социальных льгот? Проблемы в армии, образовании, медицине, науке?

Память у обывателя удивительно коротка. Но мы – помним.

Бить нужно по самому больному. Агитировать за самое больное. Вышеперечисленное – его политика. Холеная, приевшаяся, ботоксная рожа из телевизора – это он. Он неталантлив и не соответствует возложенной на него исторической роли. Можно сказать, что он устал – но на самом деле он никогда не был значимым – за него все делали политтехнологи.

В этом сегодня и его имидж, и репутация, несмотря на то, что режим трусливо, но уже по инерции машет кулаками.

«А во главе всего у нас по-прежнему наш все более загадочный президент. Ведь бывают президенты, которые все же не во главе. Живут в стране, появляются неназойливо на людях, но страна течет сквозь них, как вода в песок. У таких президентов время проходит сквозь их портреты», — написал в одной из своих статей Эдуард Лимонов. Лучше не скажешь.

За нами остается одна задача – бодро, весело и нагло толкать падающего.

Нам нужна другая Россия – энергичная, честная и Великая.
Контра

Под подошвой у ВТО
3
action_directe9
Оригинал взят у totalmob в Под подошвой у ВТО
27899_original


"Вне номера"

«Лена, ты представляешь, у нас комбинат на десять дней приостановил свою деятельность!» - в телефонной трубке обеспокоенный голос мамы. В моем родном, далеком городе Ясном наступают мутные времена.

Ясный - моногород. Половина города – ЗАТО, вторая половина города, в массе своей, работает на одном единственном асбестовом комбинате. Когда-то комбинат работал хорошо, большая часть рабочих имела на руках акции этого комбината, а управляющим был человек с контрольным пакетом. Потом комбинатом заинтересовалась Москва, в город прибыла делегация. Стали, в общем-то, происходить странные вещи. Внезапно слинял в Германию управляющий, простодушные работяги стали брать в кредит машины, более просвещённые работяги ходили и плевались в тех, кто забивает гвоздь в крышку гроба собственного города. Процесс был похож на времена приватизации по Гайдару-Чубайсу, когда ваучер меняли на бутылку самогона. Только в этом случае, в «сытые путинские годы» – за бесценок продавали акции.

Допрыгались, разумеется. Сначала прошло сокращение, потом урезали зарплаты и льготы. Был весьма курьёзный случай – одна дама из Ясного прибыла в Москву, и решила получить свою зарплату в центральном офисе нынешних хозяев комбината. Выяснилось, что деньги, которые перечисляют из Москвы на зарплату работникам и сама зарплата отличаются в какие-то кошмарные разы. Куда пропадает то, что должно идти рабочим, до сих пор остается неизвестным. Знаете, это такая особая российская магия.

И вот, пожалуйста. Кризисная экономическая нестабильность плюс ВТО. Мой родной город, практически, труп. Как окружающие его деревни и поселки, которые, вдоль трассы, смотрят пустыми окнами-глазницами в покрытые выгоревшей травой, нынче совершенно никому не нужные, поля.

А ещё, в 20 километрах от города – граница с Казахстаном. С которым у нас единое экономическое пространство. Оттуда тоннами валит китайский ширпотреб, которому страна не в состоянии оказать конкуренцию. Печальная история даже с водкой - правительство взвинтило на нашу, русскую, водку цены. Грубо говоря – в Ясном российская водка стоит 130 рублей, а в 20 километрах от Ясного можно закупать казахстанскую по 35. Ящиками. Никакой таможни. Как вы думаете, что пьют долгими зимними вечерами жители города Ясного? Впрочем, водкой дело не ограничивается, в Казахстане многие продукты дешевле. И наркотиков на продажу много.

Работы в Ясном, кроме комбината, практически нет. Мелкий бизнес, который мог создавать рабочие места, полностью задавили понаехавшие сетевые супермаркеты, корни которых уходят в далёкие властные верхушки…

Кстати, да. Зато в городе Ясном отличное, огромное, белоснежное здание Администрации, где в одном кабинете греют задницы по три пафосные тетки с огромными зарплатами, хотя, если рассмотреть сущность их работы, становится понятным, что можно было бы ограничиться одним ноутбуком.

Соседний небольшой город, теперь, скорее поселок городского типа, недалеко от моего – Светлый. Если в Ясном только начинаются мутные времена, то в Светлом уже наступили темные. 12 мая с буруктальского никелевого завода увольняют 216 человек. На грань выживания поставлены сотни людей – и сами металлурги, и их семьи. Поговаривают, что скоро градообразующий завод вообще закроют. Он, кстати, тоже прихватизирован некими братьями Галагановыми. Галагановы в Светлом – уже имя нарицательное, осыпаемое проклятиями и употребляемое как ругательство. Знаете, русский народ, конечно, долго раскачивается, но зато потом кое-кто раскачивается на фонарях. Это не мое личное мнение, это история России.

Все это – прямое следствие от вступления России в ВТО. Акционеры думают о рентабельности и ценах на мировом рынке, а моногорода скоро превратятся в маленькие постапокалиптические Припяти.

Едем дальше. На 145 километров, в ближайший крупный город Орск. 1 января закрыли огромнейший никелевый завод, пять тысяч человек уволены. Ещё два завода на очереди. Недавно по сети прошел нашумевший случай, когда мужчина-инвалид пришел с ружьем к зданию городской администрации, чтобы убить мэра. Можно смело считать это первой ласточкой.

Всего, сейчас, в России, к моногородам относятся 332 поселка городского типа и 467 городов. Это, примерно, 25 миллионов человек. Уровень безработицы в них уже сейчас 30 % (для сравнения – в среднем по России – 7%). С 1990 года, пишет «Лента.ру» с лица страны стерлось более 23 000 населенных пунктов. Не надо обладать большой фантазией, чтобы понять, к чему всё идет.

В 2009 году в Кремле одобрили законопроект о спасении умирающих городов. К осени 2010 он уже с треском провалился. Из 200 городов деньги дошли только до трех. Остальное, как всегда – та самая обычная российская магия. Теперь вот готовят очередной. Весьма сомнительно, что результат будет отличаться.

«Белые ленты», «Жан-Жаки», «хэштеги в твиттере», «борец с коррупцией Навальный» говорите?
Нет, дорогие мои друзья.
Медленной волной социально-политического цунами к нам приближается новое время.
Брошенных подыхать рабочих и их семей, «Большой России».

И наше время - единственной народной партии Революции.

Контра

В партии "Другая Россия" появился новый политзаключенный
3
action_directe9
Оригинал взят у action_directe9 в В партии "Другая Россия" появился новый политзаключенный
1215.2.cerepovskiy

1 мая 2013 года двое московских активистов-нацболов - Сергей Череповский (1991 г.р.) и Анастасия Зиновкина (1994 г.р.), приехали на первомайское шествие в Тверь распространять листовки и партийную газету "Тотальная мобилизация".

Активисты были задержаны и доставлены в Центральное ОВД. Позже, от одного из активистов пришло смс-сообщение о том, что их избивают в отделении полиции.

HN02lwytpHU

Кроме того, выяснилось, что Сергею Череповскому инкриминируют нарушение ст. 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти».

3 мая состоялся суд по мере пресечения, судья Елена Александровна Зайцева оставила Череповского под стражей до 1 июля.

Анастасию Зиновкину судили по административному правонарушению и приговорили к 5 суткам административного ареста.
"Потерпевшие" по делу - сотрудники полиции Центрального ОП Твери - Денис Олегович Васин, Евгений Олегович Артамонов.
Следователь утверждает, что Череповский ударил Артамонова удочкой по переносице, обхватил Васина за шею, чтоб повалить не землю, после чего Васин получил ушиб шеи справа.

Видеозаписи задержания полностью опровергают версию следствия:






Твиттер трансляция Геннадия Строганова из зала суда: https://twitter.com/g_stroganov

Яндекс- кошелек для помощи: 41001938609627

ПРОСЬБА МАКСИМАЛЬНО ПОМОЧЬ С  РАСПРОСТРАНЕНИЕМ ИНФОРМАЦИИ!
Свободу политзаключенным!

Последние новости про наших политзеков-нацболов
3
action_directe9
Оригинал взят у action_directe9 в Последние новости про наших политзеков-нацболов
rQ5dISVD1Nw



Кирилл Унчук вышел из ШИЗО, где отбывал 15 суток. 8 апреля Кирилл встетил там свой 25й день рождения. Поздравляем тебя, Кирилл!
Адрес для писем: 423570, Республика Татарстан, г. Нижнекамск-10, ФБУ ИК-4, Унчуку Кириллу Владимировичу 1988 г.р.


_grvRp8UG1Q



Ольга Шалина переведена в другой отряд.
Новый адрес для писем: 603041 г. Нижний Новгород, Автозаводский р-н, ул. Коломенская, д. 20, ФКУИН-2, 2 отряд, 5 бригада. Шалиной Ольге Леонидовне.

ПИШИТЕ ПИСЬМА ПОЛИТЗАКЛЮЧЁННЫМ!


ИМ НУЖНА ВАША ПОМОЩЬ:

на счет Яндекс-деньги 41001938609627

Вы также можете перечислить деньги в системе Webmoney любым удобным для вас способом:

Webmoney доллары Z412513536621
Webmoney рубли R250055113782

?

Log in